Красный галстук пионера

Ровно 26 лет назад, 19 мая 1991 года, в Советском Союзе более 20 млн мальчишек и девчонок привычно отметили День пионерии, даже не догадываясь, что это последний праздник в официальной истории организации юных ленинцев. О том, каким запомнилось уссурийцам пионерское детство, как случилось, что мощнейший государственный механизм воспитания в одночасье рухнул, и почему современная детвора вновь стала повязывать красные галстуки — попытался разобраться в беседах с пионерами разных поколений корр. ИА UssurMedia.

Справка: Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина (ВПО имени Ленина) при ЦК ВЛКСМ — массовая детская организация в СССР. Была образована решением Всероссийской конференции комсомола 19 мая 1922 года, с тех пор 19 мая отмечается как День пионерии. До 1924 года пионерская организация носила имя Спартака, а после смерти Ленина получила его имя.

Малый пионерский форум в парке "Зеленый остров", лето 1964 года
Форма пионера в экспозиции уссурийского музея

Справка: В пионерскую организацию принимались школьники в возрасте от 9 до 14 лет. Формально прием осуществлялся на добровольной основе. Вступивший в пионерскую организацию на пионерской линейке давал Торжественное обещание пионера Советского Союза. Коммунист, комсомолец или старший пионер повязывал ему красный пионерский галстук и прикалывал (вручал) пионерский значок.

На самом деле, понимание всех этих ритуалов пришло гораздо позже. Прием в пионеры означал признание того, что ты уже взрослый, ты уже вырос из октябрят. Скажу откровенно, политики в то время в головах мало было. Переход из октябрят в пионеры, из пионеров в комсомол воспринимался тогда, как ступени естественного взросления, как этапы личностного роста.

Вот сейчас на Украине взяли курс на декоммунизацию. Ну не понимаю я этого, зачем? Если подумать, что плохого в том, что нас учили уважать старших, помогать слабым? Дело то не в политике тогда было, а в том, что нас воспитывали, например, в традициях межнациональной дружбы. На каждый День Конституции отряды наряжались в костюмы разных республик. Я не помню, чтобы обзывали кого-то за его национальность.

А вот еще — учили нас помогать старшим. Постоянно ходили к старушкам — то дрова колоть, то еще что сделать. Конечно, не сами мы ходили. Да и что мы? Еще малыши совсем. Но приходили к нам старшеклассники-комсомольцы, собирали нас — и вперед. Может и не ахти как мы помогали, делали, что могли. Но старались. И все это было естественно, легко, как и многое в детстве. Вот металлолом собирали или макулатуру — так это вообще, как развлечение было.

Что интересно, был в городе Дом пионеров, а в нем огромное количество кружков. Я пошел, сам записался, и все — никто никаких денег не требовал. Да что там, к себе пытались перетянуть то туристы, то танцоры. Другое дело, что хорошая идея детских кружков не была в то время доведена «до ума». По крайней мере, в мое время, в «период застоя», идея была, а уровень исполнения — никакой. В конечном итоге, так и бросил я потом кружок.

Признаюсь честно, где-то к седьмому или восьмому классу весь этот пионерский задор начинал выветриваться. Во-первых, немного поднадоело носить галстук, уже начинали баловаться с ними, «забывали» их надевать. Во-вторых, уже тогда делала свое дело идеологическая составляющая. Наверное, начинали уже взрослеть и кое-что понимать. То, о чем говорили в школе, и то, что происходило «на улице» немного не состыковывалось в сознании. Может быть, нас попросту не подпитывали тогда практическими делами. Но и хорошее, и плохое — все было. Сейчас часто слышу: «Вот мы… Вот наша молодость… Мы в этом возрасте…Мы делали то и вот это…». На самом деле, думаю, что всем поколениям свойственно стремление что-то делать полезное, стремится к лучшему. Надо попросту подпитывать эти стремления, направлять детей.

На момент самороспуска ВЛКСМ в 1991 году — первый секретарь уссурийского горкома комсомола, а нынче заместитель директора Центра занятости населения Уссурийска Андрей Калугин: — Что сразу приходит на ум лично у меня при упоминании о пионерии? Самое яркое детское впечатление — как стоишь в строю. Рука согнута в локте, а через нее перекинут пионерский галстук. И когда старшие товарищи повязали этот галстук — стало волнительно, приятно. Ты понимаешь, что поднялся на ступеньку выше в своем жизненном статусе. Сейчас, с высоты лет, вспоминаешь, конечно, все доброе и светлое. Может, иногда с легкой иронией. Но вспомнить есть что. Это и сбор металлолома и макулатуры, и пионерские слеты и костры. Даже какие-то сборы, построения — я никогда не видел в них ничего плохого.

Мы говорим о том, что человека необходимо формировать. И мы в то время шли по ступенькам — октябренок, пионер, комсомолец. И человек, входя во взрослую жизнь, уже получал определенные жизненные навыки. Все подавалось в игровой форме, но, тем не менее, были у нас звеньевые, командиры отрядов, вожатые, старшие вожатые. Дети получали изначальные лидерские навыки, и кому-то они впоследствии помогали во взрослой жизни.

Если же говорить о последних днях жизни Всесоюзной пионерской организации имени Ленина, то при падении СССР, скажу честно, была некая эйфория. Люди искренно считали, что если мы простимся со старым, если уйдет оно в прошлое, то мы попадем в новую жизнь и заживем красиво и счастливо. Сейчас мы видим, что с процессом полного отрицания все пошло не так гладко, как ожидали. Поменялся государственный строй, мы ворвались в рыночную экономику, начался процесс приватизации. Для многих людей был потерян сам жизненный фундамент. И вот сейчас, когда государство осознало, что мы были не правы, оно начинает постепенно восстанавливать систему внешкольного воспитания.Справка: 27–28 сентября 1991 года, после запрета КПСС, прошел XXII чрезвычайный съезд ВЛКСМ, объявивший историческую роль ВЛКСМ исчерпанной. После роспуска на съезде комсомольской всесоюзной организации, вместе с тем прекратила существование и Всесоюзная пионерская организация имени Ленина. В настоящее время официальных правопреемников организация не имеет. Белоруссия пока единственная бывшая союзная республика, где восстановлена деятельность пионерской организации на государственном уровне. Знаете, что интересно? Казалось, что работа пионерской организации — это маховик, который сложно просто так остановить. Но в один прекрасный момент он остановился. Если говорить образно, если двигатель машины не обслуживается, если не обращать внимания на неполадки в его работе — он ломается. Так вышло и здесь.

Ведь посмотрите: зачастую и сегодня то, что придумали «сверху» — «сверху» и насаждается. И не секрет, что иногда создается иллюзия благополучия. Есть и сейчас в нашем обществе, в нашей жизни изъяны, есть определенные проблемы. Но о них, почему-то, считается неудобным говорить, и эти тревожные звонки не доходят до властей. Так и тогда — пионерами надо было заниматься, и делали это старшие пионервожатые, которые получали за это заработную плату. После распада Советского Союза финансирование прекратилось и на этом все. Заниматься детьми перестали. А потом было указание: никаких организаций в школе. Был запрет, чтобы никаких пионерских и комсомольских организаций в школах не было. А куда идти детям? Стали пытаться собирать их вне школы — но уже все стало на коммерческие рельсы. За помещение, за все надо было платить. Страна повернулась к рынку, и пионерия, как продукт той жизни, попросту не вписалась в новые реалии.

Я искренне убежден — молодежные организации должны быть, они просто необходимы. Вопрос, в какой форме? Лично я не сторонник, чтобы детская организация была под крылом какой-либо партии. Пусть это лучше будут городские организации, деполитизированные. Государство должно, да просто обязано, воспитывать будущих членов общества, которые очень быстро вырастут и станут дееспособными. Но детей надо учить, в первую очередь, общечеловеческим ценностям и избавлять от политики.

Пионервожатые в пионерлагере "Золотой колос"

И ведь пионерская организация оправдывала тогда свое назначение. Малыши к третьему классу уже взрослеют, их надо было организовывать, приучать к полезным занятиям. Мы тогда участвовали во всесоюзных акциях и собирали металлолом, макулатуру. Мы ездили на пионерские сборы, проводили каникулы в пионерских лагерях. Я когда разговариваю со своими сверстниками — у всех самые добрые воспоминания с тех времен. Можно много говорить о перегибах в идеологии, очернять идею пионерии. Но ведь до сих пор ничего взамен не создано.

Сегодня вся страна у нас мечется — до сих пор не сформирована национальная идея. Сейчас стали говорить о патриотизме. В то время патриотизм воспитывался поэтапно. Сперва октябрята, затем пионеры, комсомол. Сегодня пытаются организовать детей, но все эти организации разрознены, нет какой-то золотой середины. Да, пытаются что-то создать новое. Да, очень много хороших начинаний, но по большей части это трансформация того, что было. Тем временам ставят в вину, что все было заорганизовано, что была принудиловка. Но ведь каждая организация требует принятия каких-то волевых решений для выполнения общих задач. И пионеры в свое время были необходимы, причем не столько в угоду политической воле компартии, сколько для воспитания, объединения детворы.

Вот взять современный лагерь летнего отдыха «Надежда». Когда-то на его месте был пионерлагерь имени Виталия Банивура. Первый раз я туда поехал в 1966 году, и до 1969 года не пропускал ни одно лето. Ребятня там собиралась со всех сел и городов Приморья, и какая дружба была. Мы уходили в армию, все встретились на сборном пункте. И до сих пор, хотя уже все пенсионеры, общаемся.

Сегодня в Уссурийске энтузиастами на базе 130-й средней школы воссоздана пионерская организация, она работает, там очень много интересного происходит. И я вам скажу, что среди детей в школе нет конфронтации, пионер ты или нет. Дети вступают в организацию с удовольствием. Я думаю, что если трансформировать все лучшее, что было в советское время, применить тот опыт в новых условиях и направить усилия на воспитание патриотизма, эффект непременно будет. Отказываться от воспитания подрастающего поколения ни в коем случае нельзя, иначе мы погрузимся в хаос.Преподаватель-организатор ОБЖ и член бюро уссурийского горкома КПРФ, координатор пионерского движения в Уссурийске Евгений Черкес: — В Уссурийске мы занимаемся пионерией с 2009 года, и каждый год в школе № 130 принимаем ребят в пионеры. В дружине у нас насчитывается более 350 ребят в возрасте до 14 лет, и это самая большая организация в Приморском крае. Сейчас, конечно, нет той массовости, которая была в советское время. Ведь пока все на энтузиазме, а нужны люди, которым бы оплачивалась работа по внешкольному воспитанию ребят.

Прием в пионеры, 19 мая 2016 годаФото: Дмитрий Прокопяк, UssurMedia

Принимая в пионеры, мы разъясняем, кто такие пионеры, рассказываем о пионерах-героях. Раньше ездили с ребятами по памятным и историческим местам Уссурийска. К сожалению, сейчас все упирается в финансирование, все стоит больших денег, и мы пока не можем себе позволить такие экскурсии. Обязательно, два раза в году, мы посещаем учителей-пенсионеров, проявляем внимание, помогаем, чем можем. Но скажу так — того тимуровского движения, как раньше, у нас нет.

Евгений Черкес на первомайской демонстрации, 2016 годФото: предоставлено пионерской организацией Уссурийска

Современная пионерка, ученица школы № 130 Арина Констатиненко: — Что для меня быть пионеркой? Это помогать людям, быть честным. Одним словом, быть как настоящий пионер. Думаю, что я стала серьезнее, стала лучше себя вести, ведь я дала клятву. Да и с ребятами мы сдружились больше. И от других ребят никогда не слышала никаких шуток или насмешек, что я вступила в пионеры. Мне это просто интересно.

Современная пионерка Арина КонстатиненкоФото: Дмитрий Прокопяк, UssurMedia

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Парад эпох в Уссурийске: «Внимание, говорит центральная площадь!»

Судьба одного здания: историю города хранят стены-ровесники Никольск-Уссурийского

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть